Все медицинские органзации Украины в одном месте! ПОИСК



->
->
->
->
->
->
->
->
->
->
->
->
->






Иммунодефициты.Для встречи со СПИДом врачам нужна совесть


Если к терапевту приходит больной, жалуется на слабость, расстройства кишечника или повышенную температуру, возникнет ли у врача подозрение, что это СПИД? ВИЧ-инфицированных в России становится все больше, и очевидно, что в поликлиники станут приходить больные СПИДом, которые никогда не сдавали анализы, а их диагноз замаскирован другими болезнями.

На вопросы о ВИЧ-инфицированных, которые попадают на прием к терапевтам, а также о проблеме ВИЧ-инфекции в целом корреспонденту Mednovosti.ru ответила Татьяна Николаевна Краснова, доцент кафедры внутренних болезней ММА им. Сеченова, врач клиники нефрологии и профессиональных болезней им. Е.М. Тареева.

— Татьяна Николаевна, как терапевт вы наверное не раз встречались с такими больными — которые не знают, что у них СПИД, и приходят к врачу по другому поводу. Как обычно выглядят эти пациенты, какой им ставят диагноз в районных поликлиниках?

К нам в клинику такие больные попадают, как правило, с лихорадкой неясного происхождения. Когда больной впервые обращается к врачу «непонятно с чем», то терапевт направляет его на дальнейшее обследование, чтобы исключить системные заболевания. СПИД на разных этапах может маскироваться под многие из них.

Так что у нас все довольно просто. Больше с этой проблемой сталкивались в клинике Василенко, которая занимается гастроэнтерологией. Туда ВИЧ-инфицированные приходят с «неясными» поносами.

— Получается, что больных «непонятно с чем» довольно оперативно направляют в стационар для обследования…

И на этом этапе вроде бы поставлен барьер — обязательные анализы при госпитализации. Хотя, я не уверена, что все они честно выполены, а не куплены.

— А для чего больные могут их «покупать», чтобы скрыть свой диагноз, или им просто лень сдавать?

По разным причинам. Проблема не столько в больных, сколько в отсутствии у клиник собственной системы скрининга. Мы принимаем анализы отовсюду. Их можно сделать, например, в частных лабораториях, которых за последнее время появилось великое множество. А в чистоплотности этих организаций, равно как и частных бюро по вскрытию, мы уверены быть не можем.

— ВОЗ и другие международные организации неоднократно заявляют, что ситуация с ВИЧ/СПИД в России почти критическая. Если не принять срочных мер, число больных достигнет десятка миллионов человек. Какие конкретно меры нужно принимать в рамках системы здравоохранения, надо как-то перестраивать работу врачей?

Не думаю, что врачи должны работать по-другому. На мой взгляд, у здравоохранения сейчас две главных проблемы: качество забора донорской крови и качество санитарного-эпидемиологического контроля.

Сейчас в любом городе можно встретить урологические, гинекологические, стоматологические кабинеты. И как там работает санитарный контроль, никто не знает. Далеко ехать не надо — в центре Москвы они на каждом углу. И с большой вероятностью, ни в одном из таких кабинетов от пациента не потребуют анализа на ВИЧ или гепатиты. Пациент пришел — его будут лечить, лишь бы деньги платил.

— Но в таких клиниках думают, что нормально стерилизуют инструменты…

Может, и думают. Но проблема заражения СПИДом в таких кабинетах действительно существует. И пока не будет нормально работать санитарно-эпидемиологический контроль, она останется актуальной.

Если говорить о заборе донорской крови, то кто сейчас ее сдает?

— Все подряд?

Абсолютно все. Когда по телевизору показывают людей, которые приходят на станции переливания во время катастроф, на них просто страшно смотреть. Безусловно, есть и официальные доноры, регулярно сдающие анализы, но всех потребностей в крови они не удовлетворяют.

Говорят, что каждый медик должет быть морально ответственным. Чтобы система здравохранения справилась со СПИДом, нужно развивать именно это качество. У всех больных спрашивать анализы, проводить хорошую санитарную обработку и так далее.

— Вы говорите о том, что СПИДом можно заразиться в медучреждениях. Но, вроде бы, в России основной источник инфекции — наркоманы.

Наркоманы — это, само собой, группа риска. Но проблемы не только из-за них. Заражается большое количество случайных людей, как уже прозвучало, из-за плохой работы санитарных служб.

Но, хотя и в медицине есть проблемы, СПИД — это проблема скорее социальная, как и туберкулез.

— Тоже болезнь низших социальных слоев?

Речь, скорее, о том, что просвещение в борьбе со СПИДом более эффективно, чем медицина. Ведь сейчас о ВИЧ-инфекции довольно мало говорят. Мало социальной рекламы, не ведется так называемая санитарно-просветительская работа. В советское время, может быть, она имела уродливые формы, но тем не менее доносила до населения необходимую информацию. Должны ли ВИЧ-инфицированные быть изолированы, насколько с ними опасно общаться, как следует предохраняться…

Что касается социальных слоев, то СПИДом заражаются люди с любым достатком. Скажем, среди больных есть дети из богатых семей, которые попробовали наркотики в элитных школах. Они могут совершенно бесконтрольно распространять болезнь по всем социальным слоям и поэтому опасны.

— А опасен ли больной СПИДом, если поступает в обычный, неинфекционный стационар?

В стационарах сейчас, к счастью, есть одноразовые иглы, капельницы… Почти единственная проблема — аппараты для гастроскопии, колоноскопии. Если бы все они были с одноразовыми наконечниками… А так — это известная вещь — после таких процедур можно заразиться и ВИЧ, и гепатитом B. Причем, если в Москве еще можно найти «безопасные» аппараты, то в провинции на них средств нет.

— То есть, терапевтического больного, если у него выявлен СПИД, лучше перевести в специальную клинику

Конечно, надо переводить. Там врачи будут лечить уже СПИД, назначат специфическую противовирусную терапию. Между тем, о ее эффективности можно спорить, да и позволить себе такие лекарства может не каждый.

В клиническом центре ММА, в инфекционной больнице есть корпус, оборудованный только для этих пациентов. Там есть практически все: и хирургическое отделение, и даже родильное.

То есть, пока больные СПИДом находятся в ведении инфекционистов, а к другим специалистам попадают довольно редко. Но, возможно, подход к ВИЧ-инфекции изменится таким же образом, как это произошло с гепатитами: раньше больных лечили в общем стационаре, потом перевели в инфекционные, а затем снова вернули в терапию. И сейчас в отделениях гастроэнтерологии, гепатологии они — основной контингент.

А что касается медицины в целом, то, еще раз повторю, главное — ответственно подходить к своей работе. Речь идет как о клинике, так и о лабораторной диагностике. К примеру, у нас был пациент, у которого вся клиническая картина ясно свидетельствовала о СПИДе. Ему несколько раз делали анализы, но диагноз подтвердить так и не удалось. А сколько больных можно пропустить с такой плохой диагностикой, если симптомов у них пока нет?

Как-то переучивать врачей, наверное, необязательно. Среди медиков уже многие встречались с больным ВИЧ-инфекцией, знакомы с проблемой и знают, что делать. Увидев такого больного один раз, запоминаешь навсегда. А молодые специалисты необходимые сведения о СПИДе уже получили в мединститутах.



Медицинский портал MEDLUX © 2006 Главная
Бублиенко Александр Дизайн сайта:
Александр Бублиенко